Карина МАКСИМОВА

Оспаривание соглашения об исполнении обязательств третьим лицом: случай из практики

// sbh-partners.com

Оспаривание соглашения об исполнении обязательств третьим лицом: случай из практики

В соответствии с п. 1 ст. 294 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из законодательства, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

Рассмотрим случай из практики, в рамках которого было заявлено требование об установлении факта ничтожности соглашения об исполнении обязательства третьим лицом.

Фактические обстоятельства

Между Истцом, действовавшим в качестве Арендодателя, и Ответчиком, действовавшим в качестве Арендатора, был заключен договор аренды изолированного помещения. В последующем, в счет исполнения обязательств Арендатора по уплате арендной платы между сторонами было заключено Соглашение об исполнении обязательства третьим лицом (далее – Соглашение), которое предусматривало возложение Истцом (Должник) на Ответчика (Третье лицо) исполнение обязательства, вытекающего из договора поручительства.

В соответствии с положениями Соглашения исполнение обязательства Третьим лицом за Должника формирует задолженность Должника перед Третьим лицом в сумме исполненного Третьим лицом обязательства, которая засчитывается Должником в счет предварительной оплаты Третьим лицом арендной платы за ноябрь 2019 г. по договору аренды в согласованной сумме.

В качестве документов, подтверждающих наличие у Истца (Должника) задолженности, выступивших основанием для заключения Соглашения, выступал соответствующий договор поручительства и Определение экономического суда о судебном приказе.

В последующем, Истец обратился в экономический суд с требованием об установлении факта ничтожности Соглашения об исполнении обязательства третьим лицом на основании ст. 169 ГК как сделки, не соответствующей требованиям законодательства.

Позиция Истца

Основанием для обращения в суд с иском об установлении факта ничтожности Соглашения выступил факт признания в судебном порядке недействительным договора поручительства, являющегося обязательствам, исполнение которого было возложено в соответствии с Соглашением на Ответчика.

По мнению Истца, правовая природа Соглашения сводится к возложению на третье лицо (Ответчика) обязательств по договору, не изменяя при этом его субъектного состава. Возложение на Ответчика, как на третье лицо, обязательств по договору поручительства возможно исключительно в случае наличия такого обязательства, поскольку нельзя возложить исполнение обязательства, которое отсутствует.

В соответствии с п. 1 ст. 168 ГК недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Ввиду того, что договор поручительства, являясь недействительной сделкой с момента ее совершения, не породил никаких юридических последствий, в том числе, не породил возникновения у Истца каких-либо обязательств, правовые и фактические основания для заключения Соглашения, отсутствовали. Признание недействительным договора поручительства свидетельствует о том, что, на дату заключения Соглашения, у Истца отсутствовали обязательства, вытекающие из договора поручительства, что предполагает невозможность их возложения на третье лицо – Ответчика.

В качестве доводов, подтверждающих возможность оспаривания Соглашения в порядке ст. 169 ГК, Истец указывал, что заключение оспариваемого Соглашения и его исполнение со стороны Ответчика повлекло возникновение у последнего права требования к Истцу на сумму перечисленных по Соглашению денежных средств. Указанное обязательство с момента формирования, т.е. с момента перечисления денежных средств (август), просуществовало порядка 3 месяцев (поскольку зачет встречных однородных требований возможен исключительно в отношении требований, срок исполнения которого наступил, а срок исполнения по договору аренду наступил спустя 3 месяца (ноябрь).

Кроме того, наличие в Соглашении элементов зачета, предусмотренного ст. 381 ГК, который квалифицируется в качестве самостоятельной сделки, позволят сделать вывод о том, что если часть Соглашения квалифицируется как сделка, то и все Соглашение не может быть квалифицировано иначе, чем как сделка.

Также все положения Соглашения (установление последствий неисполнения и (или) ненадлежащего исполнения Соглашения сторонами, отсутствие даже правовой ссылки на ст. 294 ГК, указание на возможность изменения или дополнения Соглашения, наличие обязанности передать все документы, удостоверяющие обязательство и др.), согласно позиции Истца, свидетельствует о том, что по своей правовой природе оно является сделкой.

Позиция Ответчика

Ответчик в своих возражениях на иск указывал, что заявленные исковые требования являются незаконными и необоснованными и не подлежат удовлетворению.

В первую очередь, Ответчик полагал, что отсутствуют законные основания обращения в суд с исковым заявлением об установлении факта ничтожности Соглашения со ссылкой на ст. 169 ГК, поскольку оно не является сделкой.

Закрепленный в законодательстве механизм возложения исполнения обязательства на третье лицо не позволяет оспаривать Соглашение в судебном порядке, поскольку возложение исполнения на третье лицо не влечет установления, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей.

 Ответчик полагал, что фактические обстоятельства дела с учётом характера и направленности действий сторон свидетельствует о том, что Соглашение не является ни сделкой, опосредующей отношения между сторонами, ни каким-либо иным договоров как поименованным ГК, так и не поименованным договором.

Также Ответчик указывал, что Истец не обладает правом обратиться в суд с такого рода исковым требованием, поскольку его права и законные интересы не были нарушены заключенным Соглашением.

По мнению Ответчика, признание договора поручительства недействительным, а также факт отмены определения о судебном приказе, не влияют на действительность исполненного по оспариваемому Соглашению. Ответчик, исполняя Соглашения, действовал добросовестно и не мог предложить о том, что договор поручительства, выступивший основанием для заключения оспариваемого Соглашения, является недействительным.

Позиция суда

Судом первой инстанции заявленные исковые требования были удовлетворены, был установлен факт ничтожности Соглашения об исполнении обязательства третьим лицом.

В обоснование принятого решения, суд указал, что оспариваемое Соглашение является сделкой, поскольку влечет установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.

Суд указал, что действия по исполнению Соглашения привели к тому, что с момента платежа у Истца возникло ранее не существующее обязательство перед Ответчиком в объеме исполненного последним обязательства, которое в последующем, также по условиям Соглашения (не путем одностороннего зачета или составления иного документа) зачтено в счет исполнения встречных требований между сторонами по договору аренды за ноябрь.

Суд указал, что Истец является заинтересованным лицом, обладающим правом предъявления такого рода искового требования, т.к. Истец является стороной оспариваемого Соглашения, и, соответственно, в любом случае является заинтересованным лицом, так как Соглашение породило для гражданские него права и обязанности и, чье правовое положение претерпело изменения в связи с ее заключением.

Судом апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Ответчика – без удовлетворения.

Суд кассационной инстанции постановил вынесенные по делу судебные постановления отменить, отказать в удовлетворении исковых требований об установлении факта ничтожности Соглашения об исполнении обязательства третьим лицом. Суд кассационной инстанции указал, что вывод судебных инстанций о том, что Соглашение ничтожно ввиду возложения исполнения несуществующего обязательства, не основан на положениях статей 288, 294 ГК, таких ограничений для третьего лица не содержащих. На момент заключения Соглашения между сторонами была достигнута договоренность о конкретном обязательстве, подлежащем исполнению, определен порядок исполнения и его последствия как для истца, так и для ответчика, вследствие чего нарушений законодательства при заключении Соглашения не усматривается и основания для установления факта его ничтожности в силу положений статьи 169 ГК отсутствовали.

Вместо заключения

Несмотря на закрепление в законодательстве механизма возложения исполнения обязательства на третье лицо, четкая регламентация оснований и последствий такого возложения отсутствует.

В целях избежания судебных споров, связанных с возложением исполнения обязательств на третье лицо, или иных спорных ситуаций, рекомендуем проанализировать информацию об организации, в пользу которой перечисляются денежные средства (в том числе, посредством открытых источников: https://kartoteka.by/, http://www.court.gov.by, реестр задолженности по исполнительным документам https://minjust.gov.by и др.).

Также рекомендуем тщательно проверить документы, связанные с обязательством, исполнение которого возлагается (в счет какого обязательства возлагается исполнение, сроки, зачет и т.д.).

Кроме того, необходимо уделить детальное внимание формулировкам соглашения, в случае, если стороны придут к выводу о необходимости его составления в качестве одного документа.

Оспаривание соглашения об исполнении обязательств третьим лицом: случай из практики
Оспаривание соглашения об исполнении обязательств третьим лицом: случай из практики




Специализация:

Разрешение споров

Недвижимость и строительство

Корпоративное право

Договорное право


Языки:
белорусский, русский, английский