Тимур СЫСУЕВ

Права заинтересованных лиц в приказном производстве: комментарий к решению Конституционного Суда

// JURIST.BY - журнал «Юрист». - 2018. – № 6

Права заинтересованных лиц в приказном производстве: комментарий к решению Конституционного Суда

Принятым решением от 10.04.2018 № Р-1122/2018 «О праве на судебную защиту заинтересованных лиц в приказном производстве» (далее — Решение) Конституционный Суд Республики Беларусь признал, что существующее правовое регулирование приказного производства в гражданском и хозяйственном процессе не предоставляет иным лицам (кроме взыскателя и должника) достаточный уровень правовых гарантий по защите своих прав и законных интересов, не способствует своевременности и эффективности восстановления нарушенных прав таких лиц.

Что решил Конституционный Суд?

Как отмечено в Решении, возможность реализации конституционного права на судебную защиту во взаимосвязи с принципом осуществления правосудия на основе состязательности и равенства сторон в процессе (ч. 1 ст. 115 Конституции Республики Беларусь) должна обеспечиваться не только взыскателю и должнику, но и другим заинтересованным лицам, права и законные интересы которых могут быть затронуты определением о судебном приказе в приказном производстве.

Другими словами, Конституционный Суд признал, что отсутствие в процессуальных кодексах закрепленного права иных лиц (кроме должника) инициировать отмену определения о судебном приказе является недостатком правового регулирования.

Каковы позиции и мнения?

Показательно, что инициатором обращения в Конституционной Суд явилась Белорусская республиканская коллегия адвокатов (БРКА). Адвокаты сталкиваются с приказным производством прежде всего в качестве представителей сторон, иных заинтересованных лиц и воспринимают процессуальные правила приказного производства через призму конкретных ситуаций, в которые вовлечены их доверители.

Ни один из государственных органов и иных организаций, мнение которых по рассматриваемой проблеме запрашивал Конституционный Суд, не поддержал позицию о наличии в нормах процессуальных кодексов, регулирующих приказное производство, недостатков регулирования: ни Верховный Суд, ни Генеральная прокуратура, ни Министерство юстиции, ни НЦЗПИ. Личное общение автора с коллегами по кафедре гражданского процесса и трудового права БГУ показало, что часть из них также придерживаются мнения об отсутствии необходимости закрепления в законе специальных норм, направленных на защиту интересов в приказном производстве иных лиц, кроме взыскателя и должника.

Основным аргументом в поддержку такой позиции является то, что заинтересованные лица, права которых нарушены определением о судебном приказе, могут защитить их посредством предъявления самостоятельного иска. Наличие спора о праве исключает рассмотрение дела в порядке приказного производства.

Данные доводы сами по себе абсолютно четки и убедительны. Действительно, приказное производство представляет собой упрощенный процесс, сторонами которого являются исключительно взыскатель и должник. Дело рассматривается исходя только из позиций сторон и на основании представленных ими или одной из них письменных доказательств. Суд разрешает только требование одной стороны к другой, и его решение в приказном производстве не должно затрагивать права иных лиц.

Процессуальный результат приказного производства зависит лишь от позиции сторон и представленных ими доказательств, он может не учитывать всех значимых обстоятельств дела, о которых стороны суду не сообщили по тем или иным мотивам, не принимать во внимание права и интересы иных заинтересованных лиц.

О чем говорит практика?

Практика также подтверждает, что определения о судебном приказе могут затрагивать интересы иных лиц, кроме взыскателя и должника. Соответствующий вывод Конституционного Суда, содержащийся в п. 4 Решения, абсолютно верен.

Справочно.
В исковом производстве суд и участники процесса обладают значительно более широкими возможностями по представлению и исследованию доказательств, привлечению в процесс заинтересованных лиц, чем в приказном производстве. 

Процессуальный закон признает, что даже решение суда в исковом производстве может затрагивать права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в деле, и тогда такие лица вправе обжаловать это решение (ст. 56267 и 282 ХПК).

Приведем несколько примеров из практики, в которых влияние определения о судебном приказе на права и интересы иных заинтересованных лиц (кроме взыскателя и должника) является очевидным.

Пример 1. 

Взыскатель, являющийся мажоритарным акционером АО, предъявил к этому АО требование в порядке приказного производства о взыскании неосновательного обогащения вследствие пользования должником принадлежащим взыскателю недвижимым и движимым имуществом (в количестве нескольких десятков единиц) при отсутствии заключенного договора аренды.
Требования были заявлены с пропуском исковой давности в определенной части (взыскатель исчислил неосновательное обогащение за 6 лет пользования имуществом), а размер неосновательного обогащения был определен на основании произвольно избранных взыскателем ставок арендной платы. Тем не менее должник полностью признал заявленные требования и суд вынес определение о судебном приказе. Взысканная с должника сумма превысила его годовую совокупную выручку. Кроме того, суд отклонил возражения против заявленных требований, заявленные иными акционерами должника, указав, что такие возражения может заявить только должник.
Каждый из судебных юристов сам может оценить, насколько сложным для доказывания кредитором является факт получения должником неосновательного обогащения в данном случае и его размер. Аргументов для заявления должником возражений против заявленных требований было достаточно. При последующем рассмотрении требования в исковом производстве при наличии эффективной защиты со стороны должника, вероятнее всего, сумма взыскания была бы существенно ниже.

Пример 2. 

Должником в рамках приказного производства было полностью признано требование об уплате неустойки за нарушение договора.
Сумма неустойки была исчислена частично за пределами срока исковой давности, а итоговая сумма неустойки в несколько раз превышала цену нарушенного договора. Как и в предыдущем примере, у должника имелось достаточно аргументов для заявления возражений в рамках приказного производства, а при последующем рассмотрении требования в исковом производстве сумма взысканной неустойки была бы значительно меньше.

Пример 3. 

Должником в рамках приказного производства полностью признано требование взыскателя о понуждении к передаче движимого имущества, собственником которого являлось третье лицо. Об этом обстоятельстве должник был осведомлен.

Очевидно, что во всех описанных случаях заявленные требования по сути не являлись бесспорными. Суд рассмотрел их в приказном производстве и вынес определения о судебном приказе лишь в силу отсутствия возражений со стороны должника, пассивное поведение которого могло быть вызвано наличием корпоративной связи со взыскателем, а также иными околоюридическими и неюридическими факторами.

Как определяется наличие спора о праве?

В соответствии с ХПК наличие спора о праве оценивается судом как при возбуждении приказного производства, так и позднее, при рассмотрении заявленного требования. Выявленный спор о праве на стадии возбуждения приказного производства влечет отказ в принятии заявления о возбуждении приказного производства (абз. 5 ч. 1 ст. 222 ХПК), а на стадии рассмотрения заявления — отказ в вынесении определения о судебном приказе.

Оценивая наличие спора о праве при возбуждении дела в порядке приказного производства, суд может руководствоваться лишь существом заявленных требований и доказательств, представленных взыскателем. Иногда суд к этому моменту располагает уже и отзывом должника. Должники в некоторых случаях направляют в суд отзыв еще до возбуждения приказного производства, получив от взыскателя копию заявления о возбуждении приказного производства, направленную в силу ч. 4 ст. 221 ХПК. Иными сведениями, а также мнением иных заинтересованных лиц суд не располагает и не имеет процессуальных полномочий их запросить. 

Каковы способы возможной защиты прав заинтересованных лиц?

Во всех приведенных выше примерах иные, кроме взыскателя и должника, заинтересованные лица лишены возможности повлиять на движение и итог приказного производства. В первом примере это миноритарные акционеры, во втором — иные кредиторы должника, в третьем — собственник имущества. Не будучи стороной приказного производства, они специально не уведомляются о возбуждении приказного производства, не могут заявить о наличии спора о праве ни при возбуждении дела, ни при рассмотрении заявления. Их возражения против заявленных требований, даже если таковые будут заявлены, могут быть не приняты судом во внимание, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 221-1ст. 223 ХПК такие возражения вправе заявить только должник (см. пример 1).

Каким образом заинтересованным лицам защищать свои права в подобных ситуациях? Могут ли они инициировать пересмотр определения о судебном приказе?

Как закреплено в ч. 5 ст. 225 ХПК, определение о судебном приказе вступает в законную силу немедленно. Соответственно, его апелляционное обжалование исключено. В отношении возможности кассационного обжалования следует сделать такой же вывод, поскольку ХПК прямо не устанавливает возможности обжалования определения о судебном приказе и это определение не препятствует движению дела. Надзорное же обжалование, как отмечено в комментируемом решении Конституционного Суда, является «дополнительной гарантией» законности судебных постановлений, и наличие права подачи надзорной жалобы «не во всех случаях является достаточным для обеспечения реальной защиты нарушенных прав».

Какой иск могут предъявить заинтересованные лица?

Разумеется, за заинтересованными лицами сохраняется право на защиту своих прав путем предъявления иска. Порассуждаем о практических аспектах реализации этого права. Какой иск должны заявить заинтересованные лица (миноритарные акционеры, иные кредиторы, собственник имущества) в каждом из трех описанных выше случаев?

О возврате взысканных по определению о судебном приказе денежных средств? Однако никто из них не является ни собственником денежных средств, ни стороной обязательств, во исполнение которых вынесено определение о судебном приказе. К тому же правомерность требования о возврате денежных средств, взысканных на основании вступившего в законную силу определения суда, является весьма сомнительной.

О признании неправомерными действий должника по признанию требований в порядке приказного производства? Вряд ли подобный иск является допустимым с доктринальной точки зрения и найдет поддержку на практике.

О признании определения о судебном приказе не подлежащим исполнению? По нашему мнению, заявление подобного требования в отношении судебного постановления и судебного исполнительного документа, которым является определение о судебном приказе, в принципе невозможно.

Косвенный иск к директору или иному исполнительному органу должника, признавшему требование в приказном производстве, на основании п. 3 ст. 49 ГК о возмещении убытков, причиненных должнику ? Такой иск возможен, но вряд ли обеспечивает эффективную защиту прав заинтересованного лица.

Очевидной является лишь возможность заявления собственником имущества в третьем случае иска о признании права собственности и понуждении возвратить имущество. В остальных ситуациях определить предмет и основание иска, которым заинтересованные лица могут защитить свои права, крайне затруднительно либо такой иск не является эффективным способом защиты.

Таким образом, получается, что право на предъявление самостоятельного иска в анализируемых ситуациях не дает заинтересованным лицам эффективных гарантий и не обеспечивает реальную защиту их прав.

Каковы критерии надлежащей судебной защиты?

Обратим внимание еще на один показательный вывод Конституционного Суда: «Конституционное право на судебную защиту во взаимосвязи с принципом осуществления правосудия на основе состязательности и равенства сторон в процессе … имеет целью обеспечение государством возможности получения реальной судебной защиты (здесь и далее выделено нами — Прим. авт.) путем восстановления нарушенных прав и свобод. Иное не согласуется с универсальным для всех видов судопроизводства, в том числе приказного производства, требованием эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего критериям справедливости, и ограничивает право на судебную защиту».

Таким образом, процессуальный закон должен предоставлять сторонам процесса и иным заинтересованным лицам такие средства и способы защиты, которые бы обеспечивали эффективное восстановление прав и отвечали критериям справедливости.

На наш взгляд, эффективность в том числе означает, что процессуальное средство защиты должно быть оперативным и экономичным. С учетом равенства сторон в процессе и принципа равенства перед законом и судом (ст. 15 ХПК) использование средства защиты не должно влечь для лица финансовых и временных затрат, несоразмерных тем затратам, которые понесли на защиту своих прав противоположная сторона, иные участники процесса.

Применительно к приказному производству поскольку затраты взыскателя при обращении в суд незначительны (размер уплачиваемой госпошлины невысок, требования к заявлению о возбуждении приказного производства и прилагаемым документам несложны), срок рассмотрения заявления судом непродолжителен, то должник и иные заинтересованные лица должны иметь возможность такой же быстрой и экономичной защиты своих прав. При этом инициирование самостоятельного искового процесса, сопряженного с существенными затратами времени и денежных средств, вряд ли соответствует этим критериям.

С учетом всего изложенного рассматривать право заинтересованного лица на предъявление самостоятельного иска как эффективный и справедливый механизм защиты им своих прав в данной ситуации вряд ли справедливо.

Более адекватным средством защиты являлось бы, на наш взгляд, право заинтересованного лица возражать против вынесения определения о судебном приказе, а также требовать его отмены по ст. 226 ХПК на тех же условиях, на которых это право принадлежит должнику.

 

Права заинтересованных лиц в приказном производстве: комментарий к решению Конституционного Суда
Права заинтересованных лиц в приказном производстве: комментарий к решению Конституционного Суда

Тимур СЫСУЕВ

Адвокат, партнер адвокатского бюро

Минск

Права заинтересованных лиц в приказном производстве: комментарий к решению Конституционного Суда

(+375-44) 515-21-23

Права заинтересованных лиц в приказном производстве: комментарий к решению Конституционного Суда

timour.sysouev@sbh-partners.com




Специализация:

Разрешение споров
Корпоративное право, M&A
Несостоятельность и банкротство

Интеллектуальная собственность
Страхование
СМИ и реклама

Спортивное право


Языки:
белорусский, русский, английский