Тимур СЫСУЕВ

Рассмотрение дел о ничтожности сделок по статьям 169 и 170 Гражданского кодекса

// JURIST.BY - журнал «Юрист». - 2017. – № 8

Рассмотрение дел о ничтожности сделок по статьям 169 и 170 Гражданского кодекса

Дела об оспаривании сделок по ст. 169 и 170 ГК достаточно распространены в судебной практике. В ст. 169 ГК закреплено, что сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна. В свою очередь, ст. 170 ГК предусматривает, что сделка ничтожна, если ее совершение запрещено законодательством.

Противоправность сделки «выражается в таком несоответствии действия правовым нормам, которое состоит в нарушении установленных запретов или невыполнении предписаний и, как следствие, в нарушении прав и законных интересов иных лиц».

Как разобраться в тонкой грани между сделкой «не соответствующей требованиям законодательства» и «запрещенной законодательством», правильно подать иск и защитить свои права?

При совершении сделки должны быть нарушены конкретные нормы

Основания ничтожности, установленные в ст. 169 и 170 ГК, носят бланкетно-отсылочный характер. Истец, заявляя иск об установлении факта ничтожности сделки по ст. 169 или 170 ГК, должен указать конкретную норму акта законодательства, которой сделка не соответствует или противоречит (п. 27 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.10.2005 № 26 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок», далее — постановление № 26). При отсутствии такого указания исковое заявление должно быть оставлено без движения по ст. 162 ХПК в связи с несоответствием его реквизитов требованиям ХПК. В ходе рассмотрения дела истец может уточнить факты или нормы права, на которых основаны требования изменить основание иска, однако первоначальная правовая квалификация обязательно должна содержаться в исковом заявлении. Суд, вынося решение об удовлетворении такого иска, должен указать конкретную норму или нормы, которым противоречит оспариваемая сделка.

Справочно.
Бланкетная норма — норма права выражена в самой общей форме, происходит отсылка к другим нормативным правовым актам, без указания на конкретную норму, где можно найти недостающие сведения, к определенным отраслям права, к «действующему законодательству». 
Отсылочная норма — норма права полностью не излагается, вместо этого содержится отсылка на конкретную статью того же нормативного правового акта.

Таким образом, ст. 169 и 170 ГК могут выступать основанием для установления факта ничтожности сделки только в совокупности с еще какими-либо нормами актов законодательства, которые не соблюдены*. Ничтожность может быть следствием отступлений как от требований законодательных актов, так и от требований актов меньшей юридической силы (п. 6 постановления № 26).

* В российских источниках отмечается, что примерно аналогичная по содержанию ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть использована и в качестве конкретного основания недействительности сделок в тех случаях, «когда выявляется дефектность акта поведения при отсутствии в законе частного критерия»

Если истец не может обосновать несоответствие оспариваемой сделки какой-либо норме законодательства, то в иске должно быть отказано.

Пример 1

Истец просил суд на основании ст. 169 ГК установить факт ничтожности договора гарантийного депозита денег, заключенного истцом с банком в обеспечение договора о предоставлении банковской гарантии. Истец утверждал, что договор гарантийного депозита может быть заключен лишь в обеспечение кредитного договора. Решением экономического суда, оставленным без изменения вышестоящими инстанциями, в удовлетворении иска отказано, поскольку ст. 148 Банковского кодекса Республики Беларусь, на которую ссылался истец, не запрещает использование договора гарантийного депозита в качестве способа обеспечения обязательства, основанного не на кредитном договоре.

В теории гражданского права выделяется 4 элемента сделки: содержание, форма, субъекты, воля и волеизъявление. Ничтожность сделки по ст. 169 и 170 ГК может являться следствием порока сделки, в первую очередь по содержанию. Кроме того, как указано в п. 6 постановления № 26, требования законодательства, которые нарушены при совершении сделки, могут касаться формы сделки, условий ее совершения, результата сделки. Дефектность сделки может состоять и в несоблюдении принципов гражданского права, невыполнении обязательных нормативных требований, обусловленных особенностями субъектного состава сделок.

Статьи 169, 170 ГК не применяются при наличии иных конкретных оснований для недействительности сделки, предусмотренных ГК или иными законодательными актами. Например, правовым основанием иска об установлении факта ничтожности мнимой сделки является п. 1 ст. 171 ГК, а не ст. 169 и 170 ГК, а правовым основанием иска о недействительности крупной сделки, совершенной в нарушение требований Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах», — ст. 58 данного Закона. Недопустима квалификация ничтожных сделок одновременно по ст. 169 ГК и по иным статьям ГК или других законодательных актов, устанавливающих специальные основания недействительности.

Несогласование существенных условий

Статьи 169170 ГК не могут являться основанием для установления факта ничтожности сделки по мотиву несогласования существенных условий, так как сделка, в которой отсутствуют существенные условия, является незаключенной, она не может быть действительной или, наоборот, ничтожной (п. 14 постановления № 26). Незаключенная сделка не существует как юридический факт, а ничтожная сделка — это юридический факт, который не порождает те последствия, которые предполагалось достигнуть в результате ее надлежащего совершения.

Тем не менее иногда на практике иски об установлении факта ничтожности сделки по ст. 169 ГК обосновываются несогласованием существенных условий. В таких случаях чаще всего реальны намерения истцов — получить в судебном решении оценку согласованности существенных условий договора, а не установить факт ничтожности. Нежелание заявлять иск о признании договора незаключенным ранее было вызвано непоследовательной практикой судов относительно возможности рассмотрения такого иска, а в настоящее время — признанием такого иска имущественным для целей исчисления госпошлины.

Справочно.
Согласно п. 1 
Приложения 16 к НК госпошлина за рассмотрение иска о признании договора незаключенным в большинстве случаев исчисляется в процентах от цены иска. В свою очередь, госпошлина за рассмотрение иска об установлении факта ничтожности сделки, который будет рассматриваться в экономическом суде области или г. Минска, составляет 20 базовых величин.

Разграничение применения ст. 169 и 170 ГК

Существует мнение, что основанием для разграничения оснований ничтожности сделки, предусмотренных в ст. 169 и ст. 170 ГК, является волевой фактор — наличие или отсутствие у стороны или сторон сделки умысла на нарушение норм законодательства. По нашему мнению, данный вывод не вполне верен. Как правильно указывается в литературе, «вина участника недействительной сделки выступает в форме умысла и неосторожности, а дальнейшая детализация форм вины не оказывает влияния на квалификацию недействительной сделки». На наш взгляд, основания ничтожности, предусмотренные ст. 169 и 170 ГК, отличаются не по волевому признаку, а по характеру правовых норм, которые нарушены при совершении сделки.

Статья 169 ГК применяется в тех случаях, когда при совершении оспариваемой сделки нарушены регулятивные нормы, например, нормы о распоряжении имуществом или регулирующие те или иные виды обязательств. Конкретные фактические основания для оспаривания сделки по ст. 169 ГК многочисленны. К ним можно отнести:

Пример 2

Решением экономического суда, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, со ссылкой на ст. 169 и 210 ГК удовлетворен иск об установлении факта ничтожности договора, поскольку продавец не являлся собственником проданного имущества, а получил его в аренду.

Пример 3

Коллегия областного суда оставила без изменения решение районного суда, установившего факт ничтожности по ст. 169 ГК условий договоров поручительства, в силу которых поручитель обязался в течение срока действия договора поручительства не заключать брачный договор, изменяющий режим имущества, находящегося в собственности поручителя, а также имущества, нажитого супругами во время брака. Суд счел данные условия договора поручительства противоречащими п. 1 ст. 391 ГК, в силу которого граждане свободны в заключении договора, и части первой ст. 13 КобС, согласно которой супруги в любое время и в определенном ими объеме прав и обязанностей вправе заключить брачный договор.

Как отмечается в литературе, правовой режим сделок включает себя дозволения, запреты и позитивные обязывания. Статья 170 ГК применяется в том случае, если сделка нарушает запрещающие нормы права, содержащие императивные ограничения на совершение тех или иных сделок, сформулированные с применением лингвистических конструкций «запрещается», «не допускается» и т.д. Запрет может касаться предмета, субъектного состава, условий совершения сделки (п. 7 постановления № 26).

Так, договор дарения между коммерческими организациями является ничтожным по ст. 170 ГК, поскольку он нарушает запрет на совершение подобных сделок, установленный подп. 4 части первой ст. 546 ГК. Ничтожна сделка, заключенная представителем в отношении себя лично или в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является (п. 3 ст. 183 ГК). Сделки уступки требования, перевода долга, мены табачного сырья и табачных изделий, совершение которых запрещено п. 30 Положения о государственном регулировании производства, оборота и потребления табачного сырья и табачных изделий, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 17.12.2002 № 28, также являются ничтожными по ст. 170 ГК.

Иск об установлении факта ничтожности как процессуальное средство защиты

Сделка, ничтожная на основании ст. 169 или 170 ГК, как и любая ничтожная сделка, является недействительной независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 167 ГК).

Ничтожность сделки — это правовой вывод, который с необходимостью следует из наличия определенной совокупности объективно существующих юридических фактов (фактического состава). При наличии такого состава сделка является ничтожной независимо от того, принималось ли судом соответствующее решение или нет. Спор о ничтожности сделки — это почти всегда спор о существовании фактов, влекущих ничтожность.

Цель истца по иску об установлении факта ничтожности сделки — добиться подтверждения судом наличия определенного фактического состава и, как следствие, высказанного истцом предположения о ничтожности сделки. С точки зрения процессуальной классификации исков иск об установлении факта ничтожности сделки является отрицательным иском о признании: истец просит суд в связи с наличием спора подтвердить отсутствие правоотношения, которое истец считает несуществующим. Судебное решение вносит «негативную определенность в правоотношения участников сделки». Возможные последствия ничтожности в этом случае находятся за рамками судебного процесса, и для их реализации истец вправе впоследствии предъявить самостоятельный иск. Отметим, что иск об установлении факта ничтожности может быть заявлен как в отношении сделки, которая еще не начала исполняться, так и в отношении полностью или частично исполненной сделки.

Довод о ничтожности сделки может быть положен в основу не только иска об установлении факта ее ничтожности, но и любого другого иска, основанного на ничтожности, например, иска о применении последствий недействительности или о взыскании неосновательного обогащения.

Справочно.
Согласно части шестой 
п. 8 постановления № 26 иск об установлении факта ничтожности сделки и применении последствий ее недействительности необходимо рассматривать как содержащий два самостоятельных требования. Такие иски подлежат оплате государственной пошлиной отдельно за каждое требование.

Таким образом, если истец заинтересован в судебной защите имеющихся у него прав, вытекающих из ничтожности (например, в возврате переданного по сделке имущества или денежных средств), он может:

Если же ответчик по иску, основанному на наличии сделки, предполагает основывать свою защиту на доводе о ничтожности сделки, он может:

В обоих случаях суд должен дать доводам о ничтожности надлежащую оценку.

Надлежащие стороны

В силу п. 2 ст. 167 ГК иск об установлении факта ничтожности сделки может быть заявлен любым заинтересованным лицом. Лицо, не имеющее юридического интереса, является ненадлежащим истцом по делу об установлении факта ничтожности, и ему должно быть отказано в удовлетворении такого иска.

Все стороны сделки (кроме истца, если иск предъявляет сторона сделки) должны быть привлечены к участию в деле в качестве ответчиков (см. п. 26 постановления № 26).

При этом суд обязан привлечь все стороны оспариваемой сделки к участию в деле по своей инициативе независимо от согласия истца, поскольку в данном случае имеет место обязательное процессуальное соучастие, предопределенное общностью прав и обязанностей всех сторон сделки (абзац второй части второй ст. 60 ХПК, п. 1 части первой ст. 62 ГПК).

Рассмотрение дел о ничтожности сделок по статьям 169 и 170 Гражданского кодекса
Рассмотрение дел о ничтожности сделок по статьям 169 и 170 Гражданского кодекса

Тимур СЫСУЕВ

Адвокат, партнер адвокатского бюро

Минск

Рассмотрение дел о ничтожности сделок по статьям 169 и 170 Гражданского кодекса

(+375-44) 515-21-23

Рассмотрение дел о ничтожности сделок по статьям 169 и 170 Гражданского кодекса

timour.sysouev@sbh-partners.com




Специализация:

Разрешение споров
Корпоративное право, M&A
Несостоятельность и банкротство

Интеллектуальная собственность
Страхование
СМИ и реклама

Спортивное право


Языки:
белорусский, русский, английский