Новость

Суд отказал во взыскании убытков с экспедитора в связи с утратой (хищением) груза во время перевозки

17/ 04/ 2020

Обстоятельства дела (№214-2/2018/950А/1179К)

В суд обратилась компания К (Истец, Германия) с иском о взыскании с ЗАО «Б» (Ответчик, Беларусь) убытков в связи с утратой груза во время его перевозки.

Между Ответчиком и компанией R (чья ответственность была застрахована Истцом как иностранной страховой компанией) заключен договор, в рамках которого Ответчиком получен транспортный заказ на организацию перевозки груза по маршруту Испания – Россия. Договором предусмотрено, что отношения сторон регулируются КДПГ.

Для выполнения транспортного заказа Ответчик привлек компанию P (Польша), которая организовала перевозку груза с привлечением двух перевозчиков с перегрузкой в логистическом центре в Польше. При этом, в транспортном заказе предусмотрен запрет на привлечение P третьих лиц без письменного согласования с Ответчиком.

15 марта 2017 г. груз был погружен грузоотправителем в Испании в транспортное средство первого перевозчика и доставлен на логистический центр в Польшу, о чем имеется CMR-накладная.

20 марта 2017 г. груз был погружен на транспортное средство второго перевозчика – ООО «С» (Россия). К грузоотправителю груз не прибыл. Достоверное местонахождение груза до сих пор не известно. Полицией Польши при прекращении следствия за отсутствием виновного лица указано, что из логистического центра груз был похищен неустановленным лицом с использованием данных субъекта - ООО «С».

Ответчик не указан ни в одной CMR-накладной, расписок (иных писем) о принятии груза в свое ведение не выдавал.

Требования Истца о взыскании с Ответчика убытков основывались на ст. 17 КДПГ, 14 ГК.

Выводы суда

1. О применимых правовых нормах и квалификации отношений

Суд пришел к выводу о возникновении между сторонами экспедиционных отношений, что подтверждается характером услуг, оказываемых Ответчиком, содержанием условий договора между R и Ответчиком, CMR-накладной, по которой в качестве перевозчика выступали третьи лица, в том числе названо ООО «С».

К спорным правоотношениям подлежали применению нормы материального права Республики Беларусь, регулирующие гражданские правоотношения сторон по договору транспортной экспедиции, а также международные договоры, о применении которых стороны договорились при заключении договора.

Доводы Истца о том, что между сторонами имели место правоотношения по договору перевозки, признаются несостоятельными, так как квалифицируя правоотношения участников спора, суд исходил из признаков договора, предусмотренных в соответствующих статьях ГК, независимо от наименования фактических правоотношений.

 2. Об ответственности экспедитора

В силу ч. 1 ст. 27 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» экспедитор несет ответственность за несохранность (утрату, недостачу, повреждение (порчу)) груза только в случае принятия груза в свое ведение, и если не докажет, что утрата, недостача, повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

В случае, когда экспедитор не принимает груз в свое ведение, требования о возмещении убытков, вызванных несохранностью груза, предъявляются перевозчику в соответствии с законодательством Республики Беларусь, если договором транспортной экспедиции не предусмотрено предъявление таких требований непосредственно экспедитору.

Оснований для ответственности Ответчика по ст. 27 Закона судом не установлено, т.к.:

  • материалами дела не подтверждается принятие Ответчиком груза в свое ведение;
  • из условий договора и транспортного заказа усматривается, что договором между R и Ответчиком не предусмотрено предъявление требования о возмещении убытков, вызванных несохранностью груза, непосредственно к экспедитору.

 3. О наличии оснований для взыскании убытков по КДПГ*

*как международного договора, о применении которого к своим правоотношениям договорились стороны

В силу п. 2 ст. 17 КДПГ перевозчик освобождается от ответственности при наличии обстоятельств, избегнуть которые он не мог и последствия которых он не мог предотвратить.

Из материалов дела суд усматривает, что утрата груза произошла в результате противоправных действий неустановленного лица, которое завладело грузом в результате преступления, предотвращение которого не зависело от Ответчика, проявившего должную осмотрительность и привлекшего к организации перевозки по указанному транспортному заказу P (с которым до этого неоднократно сотрудничало).

Условиями транспортного заказа устанавливался запрет на привлечение P третьих лиц к перевозке груза без письменного согласия Ответчика. Именно в результате действий P, которое лично не оказало услуги по перевозке, а привлекло к перевозке в нарушение запрета иных лиц, и был выдан груз предполагаемым представителям ООО «С».

Фактически утрата груза произошла после его получения неустановленным лицом, которое использовало реквизиты ООО «С», что свидетельствует об отсутствии причинно-следственной связи между непосредственными действиями Ответчика и возникновением убытков, а также вины Ответчика в утрате груза.

На основании выше изложенного судом не усматривается наличие оснований для взыскания с Ответчика убытков.

Суд отказал во взыскании убытков с экспедитора в связи с утратой (хищением) груза во время перевозки
Новость

23 окт 2020

Конкурс по международному коммерческому арбитражу им. М.Г. Розенберга

Суд отказал во взыскании убытков с экспедитора в связи с утратой (хищением) груза во время перевозки
Новость

21 окт 2020

Карьера в юридической фирме: с чего начать?

Суд отказал во взыскании убытков с экспедитора в связи с утратой (хищением) груза во время перевозки
Мероприятие

15 окт 2020

Видеоподкаст "Гарантийное удержание: платить нельзя удерживать"

Суд отказал во взыскании убытков с экспедитора в связи с утратой (хищением) груза во время перевозки
Мероприятие

9 окт 2020

ВЭД: минимизируем риски в 2020 году